Ракетное оружие.

В период службы в Тарту я застал только КСР-2 и КСР-11. Первые для атак по радио контрастным целям, в основном корабли, но также и заводам, топливным бакам на аэродромах и т.д. Вторая по радиолокационным станциям. Отличались они друг от друга просто. У КСР-2 было два ПВД, а у КСР-11 только один. Один использовался автопилотом, а вот дополнительный на КСР-2 для спец боеприпаса. Модификация Ту-16, на которой подвешивались обе эти ракеты, называлась Ту-16К-11-16. Вес этих ракет был примерно 4500кг, в зависимости от заряда. Как правило, КСР-2 подвешивалась слева, а КСР-11 справа. Окрашивались ракеты в светло-серый цвет, а весовые макеты в крупную жёлто-красную шашечку. Жидкостный ракетный двигатель был двухкамерным. Первая камера стартовая, а вторая маршевая. Соответственно было и два сопла. Крылья у ракеты для удобства транспортировки складывались.

В соответствии с постановлением правительства от 22 августа 1959 г. была начата разработка ракетной системы К-16, включавшей носитель Ту-16, систему управления "Рубикон" (разработчик - ОКБ-283) и ракеты КСР-2 (разработчик ОКБ-155-1). Главный конструктор - А.Я. Березняк. Жидкостный ракетный двигатель был разработан в КБ-300 А.М. Исаева. Система управления "Рубикон" - разработки ОКБ-238. Постановлением СМ № 1184-514 от 30 декабря 1961 г. ракетная система К-16 была принята на вооружение.

Ракету оборудовали радиолокационной головкой самонаведения (ГСН) КС-2М и автопилотом АП-72-4. Производитель - завод №256 (Дубна, опытные) и завод №475 (Смоленск, серия). В 1968 г. была проведена доработка КСР-2 для обеспечения возможности пуска её с высот от 0,5 до 10 км. Доработанные ракеты получили индекс КСР-24 и включали новый двухрежимный ЖРД С5.6.0000.0 разработки КБХМ им. А.М.Исаева.

КСР-2 аналогична по схеме с ракетой КС-1. Захват цели ГСН осуществляется с дальности 180-200 км. После отцепки ракета просаживалась на 400-1200 м., двигатель запускался на 7-й секунде. На 40-й секунде ЖРД переводился на маршевый режим, и подключалась ГСН - ракета при этом уже летела в горизонте. На удалении 15 км. от цели происходила перенастройка ГСН, и ракета переводилась автопилотом в пологое пикирование.

Радиус действия ракетоносца с двумя КСР-2 составлял 1850 км. Подготовка системы к пуску в полёте при выполнении предстартового контроля составляла менее одной минуты. Модернизированная ракета КСР-2М предназначена для низковысотных пусков.

Практически одновременно по комплексу К-16 постановлением СМ № 902-411 от 20 июля 1957 г. начались работы по созданию комплекса К-11 с ракетой КСР-11. Этот комплекс предназначался для уничтожения наземных и корабельных радиотехнических средств ПВО: РЛС обнаружения, управления огнём и наведения зенитных ракет.

Самолётная станция радиолокационной разведки и целеуказания "Рица" была подготовлена к концу 1959 г. Для её размещения сняли носовую пушечную установку Ту-16 и её прицел, антенна станции монтировалась в носу на переплёте фонаря штурмана.

Аппаратура "Рицы" позволяла обнаруживать в передней полусфере работающие РЛС и определять их тип, вычисляя координаты по азимуту и дальности и вводя данные в ГСН ракеты, а также осуществляя вывод носителя в точку пуска. КСР-11 отличалась от КСР-2 установкой специальной ГСН пассивного радиолокационного координатора цели 2ПРГ-10. Управление ракетой после целеуказания и пуска осуществлялось ГСН. В системе управления КСР-11 закладывался режим пролонгации ("памяти"), сохранявший направление полёта на цель, даже если противник обнаруживал атаку и выключал РЛС

После двух лет испытаний и доводки постановлением СМ №314-157 от 13 апреля 1962 г. система К-11 была принята на вооружение. Дальность обнаружения работающих РЛС составляла 270-350 км, пуск мог выполняться с дальности 160-170 км. Радиус действия комплекса Ту-16К-11 составлял до 2000 км, вероятность поражения цели - 0,8-0,9.

КСР-11 (КСР-2П) - противорадиолокационная ракета с пассивной РЛГСН 2ПРГ-11 - была создана на базе КСР-2 и было во многом ей идентична. В такой вариант переоборудовали 156 бомбардировщиков Ту-16А и ракетоносцев Ту-16КСР-2.

Вскоре последовало решение о внедрении унифицированной системы, сочетавших оба комплекса К-11 и К-16, - К-11-16. Это обеспечивало более рациональную эксплуатацию близких по устройству комплексов, одновременно расширяя их возможности. Ракетоносец Ту-16КСР-2-11 мог нести ракеты обоих типов, при этом сохраняя возможности бомбардировщика.

Дальность обнаружения цели Рубином составляло более 300 км, а дальность пуска по документам около 150, но ракета никогда не захватывала цель далее 130км. У командира над приборной доской была установлена жёлтая лампочка, сигнализирующая о захвате головкой ракеты цели. В начальной стадии она мигала, и пуск можно было осуществить при её устойчивом горении. Что бы точнее взять перед пуском направление на цель рядом с этой лампочкой находился примитивный времён войны прибор от РПК. На нём был силуэт самолёта, стрелка и две буквы Л и П. Соответственно надо было поставить стрелку посередине. На этой маленькой фотографии можно видеть и лампу и прибор. КСР-2 имела 20 сменных частот, что бы не мешать друг другу при пуске ракет двумя эскадрильями залпом и что бы затруднить постановку помех ракетам при наведении. Наведение происходило примерно так. 
Таким образом, полк помимо помеховой эскадрильи, прикрывавших выход в атаку двум ударным эскадрильям, мог выпустить в залпе 18 ракет КСР-2 и 18 КСР-11. Конечно, на тот момент эти ракеты были уже устаревшими. И вероятность поражения в условиях активного противодействия и помех была относительно небольшой. Но не надо забывать, что даже одно попадание ракеты в авианосец прекращало авиационные операции. А в условиях современной войны вывести авианосец из активной деятельности было чрезвычайно важным. Эти ракеты активно применялись в 1973 году. Из 11 ракет КСР-2 и -11 в цель попали только две. Одна разрушила в Синае склад вооружений, а вторая крупную РЛС обнаружения. Остальные были сбиты истребителями и Хоками. Кроме того был сбит фантомом и один Ту-16. Но надо помнить, что поставляемые арабам ракеты имели только одну рабочую частоту. Поэтому пуски производились одиночными ракетами, да ещё и носители не прикрывались помехами в момент выхода на позицию пуска. Ракеты можно было сбросить аварийно. Для этого вверху кабины имелись красные аварийные ручки сброса.


Носителем ракеты КСР-2 являлись переоборудованные и доработанные ракетоносцы Ту-16КС (50 самолётов) и бомбардировщики Ту-16А (155 самолётов). Каждый самолёт нёс две ракеты.

При подвеске ракет закрылки выпускались на посадке только до 25 градусов, что бы они на соприкоснулись с килём ракеты, хотя в закрылках и был выполнен вырез для этого. В Калинине произошёл один случай с этими закрылками. Очень часто часовые по стоянки от нечего делать защёлкивали замки на балочных держателях ракет под крылом. В полёте естественно закрылки не выпускались далее 25 градусов. Экипаж, зная об этом, просто дёргал за ручки аварийного сброса, и закрылки продолжали выпускаться на максимальный угол. В один из прекрасных дней, когда давали допуски по различным видам подготовки, у инструктора было несколько полётов с разными командирами. И вот, отлетав с одним без подвесок, он перескакивает к другому. В процессе руления пристёгивается и в спешке выполняется ещё один полёт по кругу. И у инструктора вылетело из головы, что он давал допуск на полёт с одной ракетой. При заходе на посадку, когда потребовался выпуск закрылков в посадочное положение, они естественно выпустились только на 25 градусов. Зная об этой особенности, он ни слова не говоря, дёргает эти ручка, самолёт резко кренится направо и закрылки выходят полностью. Ракета как планер продолжила свободный полёт. После этого по дальней авиации заменили команде ЗАКРЫЛКИ ВЫПУСТИТЬ ПОЛНОСТЬЮ, на ЗАКРЫЛКИ ВЫПУСТИТЬ НА__, и называлось число, на сколько именно.

Дальнейшим развитием ракетного оружия стал авиационно-ракетный комплекс К-26, работы над которым начались согласно постановлению СМ №838-357 от 11 августа 1962 г. Бортовая аппаратура комплекса на основе станции "Рубин" объединялась в систему управления "Взлёт".Работы по самолёту-носителю вело туполевское ОКБ-156, разработку ракеты осуществляло дубнинское ОКБ А.Я.Березняка.

Ракетоносец Ту-16К-26, предназначенный для поражения морских и наземных целей, а также работающих РЛС, должен был обеспечивать применение как новых ракет КСР-5 комплекса К-26, так и существовавших КСР-2 и КСР-11.

В основу управления КСР-5 был положен принцип активного самонаведения с помощью радиолокационной ГСМ, осуществлявшей управление по курсу и тангажу, и программированного управления по высоте на траектории. После пуска ракета осуществляла автономный полёт с разгоном, набором высоты с выходом в стратосферу, маршевым участком на большой высоте и пикированием при сближении с целью.

КСР-5 сверхзвуковая ракета класса "воздух-поверхность" большой дальности с фугасно-кумулятивной или ядерной БЧ. Захват цели ГСН КСР-5 осуществлялся до отцепки ракеты с дальности не менее 300 км. Лётные испытания комплекса К-26 начались в октябре 1964 г. 12 ноября 1969 г. постановлением СМ № 882-315 комплекс К-26 приняли на вооружение ДА. Серийный выпуск ракеты КСР-5 и её вариантов был налажен на Смоленском авиазаводе.

После обнаружения цели РЛС носителя осуществлялись её захват и автосопровождение ГСН ракеты. С учётом контрольных операций и времени на принятия решения рубеж пуска КСР-5 с больших высот составлял до 280 км. На высоте 18000 м ракета начинала стабилизацию по высоте с включением маршевого режима ЖРД и переходом в горизонтальный полёт на высоте 22500 м. За 60 км до цели ракета переходила в ­­пологое пикирование.

На базе КСР-5 были созданы также модернизированный вариант КСР-5М комплекса К-26М для борьбы с малоразмерными сложными целями, обладавший повышенными точностными характеристиками, и низковысотный комплекс К-26Н с ракетами КСР-5Н. В комплексе К-26М использовалась новая РЛС "Рубин-1М", обладающая повышенной дальностью обнаружения (до 400 км) и улучшенной разрешающей способностью. Антенна РЛС была установлена в грузоотсеке, под которым был смонтирован каплевидный обтекатель.

Постановлением СМ № 123-43 от 7 февраля 1964 г. было задано создание комплекса К-26П с ракетами КСР-5П, оснащёнными пассивной ГСН. Опытный Ту-16К-26П вышел на заводские испытания летом 1967 г. Постановлением СМ № 643-025 от 4 сентября 1973 г. комплекс К-26П приняли на вооружение. Он позволял поражать радиоизлучающие цели одиночным и залповым пуском обеих ракет в одном залпе, а также выполнять атаки по двум различным целям. Ракеты после пуска наводились полностью автономно.

Помимо ракет КСР-5П комплекс К-26 обеспечивал применение ракет КСР-11 аналогичного назначения и полностью сохранял ударные возможности с использованием ракет КСР-5 и бомбового вооружения. С разработкой и установкой усовершенствованной аппаратуры целеуказания головкам ракет АМII

 

Система К-10

Система К-10 разрабатывалась на основании Постановлений Совмина СССР No.178-110 от 3 февраля 1955 г. и No.1946-1045 от 16 ноября того же года. Согласно этим документам заводу No.22 поручалось к 1 марта 1957 г. переоборудовать один из серийных Ту-16 в Ту-16К-10, однако первый опытный носитель (на базе самолета No.7203805) был готов только в ноябре, а второй (No.7203806) - в декабре. Примерно в то же время была готова и первая К-10С. 4 января следующего года опытный носитель выполнил первый вылет. 28 мая 1958 г. с борта опытного Ту-16К-10 состоялся первый пуск в упрощенном режиме без наведения на цель. Затем в течение июня-сентября состоялись пять пусков на дальность до 96 км, в которых было достигнуто четыре попадания. Стрельба велась по наземным малогабаритным уголковым отражателям, попадание фиксировалось по пробитию натянутой перед ними сетки. Экипаж испытателей возглавлял Герой Советского Союза подп-к В.В.Зенцов. Заводские испытания продолжались до 29 сентября, их программа включала также и автономную отработку станции ЕН на опытных Ту-16К-10, а станций ЕС-1 и ЕС-2 - на двух специально доработанных МиГ-19СМК. Совместные Государственные испытания всей системы К-10 проводились в ГК НИИ ВВС с 21 ноября 1958 г. В течение следующего года произвели 10 пусков, проверялась и возможность посадки носителя с подвешенной ракетой. Для этого из баков К-10С сливался окислитель, т.к. даже при случайном его контакте с горючим могло произойти самовоспламенение. С сентября 1959 г. по ноябрь 1960 г. проводились испытания комплекса К-10 с тактическими пусками по кораблям ЧФ и с реальными пусками - по старому танкеру "Чкалов" водоизмещением немногим более 9000 т. Танкер предназначался для имитации цели типа "крейсер" с развитыми надстройками, для этого на нем натянули металлическую сетку высотой 13м, попадание в которую засчитывалось как поражение. 

Испытания показали, что крупные надводные корабли обнаруживались на дальности, близкой к теоретическому радиогоризонту, и вскоре (через 50-60 км пути) уверенно захватывались на автосопровождение. Хотя специальные испытания по определению максимальной дальности полета К-10С не проводились, но в ходе одного из неудачных пусков ракета, не поразив цель, улетела на 245 км, при этом падение на 610-й секунде полета не было вызвано полной выработкой топлива. Однако пуски выявили, что дальность боевого применения К-10С по сравнению с КС-1 не увеличилась. Ввиду частых отказов станций ЕС и ЕН, а также двигателей ракет все пять пусков К-10С с расстояния 130-150 км завершились неудачно. В процессе испытаний выявился еще один неприятный факт: оператору станции ЕН приходилось работать при температуре внутри гермокабины, превышавшей 40╟С. Из-за трудностей с отработкой комплекса испытания завершились только к концу 1960 г. Причем последние пуски прошли в условиях применения радиотехнических помех. В общей сложности в ходе ГИ два Ту-16К-10 выполнили 184 полета. Из 20 запущенных К-10С только половина попала в цели. Тем не менее, по расчетам разработчиков комплекса, вероятность поражения морской цели этими ракетами составила 0,714 (вот что значит правильно сосчитать!). По выкладкам военных, этот показатель составил всего 0,624, что существенно отличалось от величины, заданной в Постановлении правительства. Тем не менее, 12 августа 1961 г. Постановлением Совмина No.742-315 систему К-10 приняли на вооружение Авиации ВМФ. Уже после этого заместители председателей госкомитетов по авиационной и оборонной технике (ГКАТ и ГКОТ) подписали Акт Госиспытаний, внеся в него, как "особое мнение", вероятность поражения 0,8 на основании своей трактовки результатов выполненных в 1961 г. пусков. 

По условиям надёжности запуск двигателя ракеты производился на подвеске с выводом на форсаж. После сброса ракета шла в програмном режиме с помощью автопилота, отходя с просадкой вниз на 1000 - 1500 м, после чего переходила в горизонтальный полёт,удерживая высоту по данным анероидного высотомера. С 70-й секунды полётана безопасном удалении от носителя управление К-10С переводилось в командный режим по лучу самолётной РЛС, наводясь оператором по азимуту. Положение ракеты и цели он контролировал на индикаторе в своей кабине, стараясь удерживать их ветки совмещёнными. В отличии от "Кометы", траектория полёта которой была почти прямолинейной, К-10С осуществляла маневрирование в горизонтальной и вертикальной плоскости (впрочем, не столько с целью затруднения работы вражеской ПВО, сколько по условиям этапов наведения). С выходом на удаление 105 км от цели по команде с носителя ракета начинала пикировать с углом 13-18 гр., а по достижении высоты 2400 м - переходила в пологое снижение с углом 3-8 гр, занимая высоту 800 - 1000 м ( вторую стабилизированную высоту). Удерживать на курсе её продолжал оператор. Серез 130 секунд после первой команды, когда ракета приближалась к цели на 15-20 км, включалась её ГСН, захватывавшая цель и выполнявшая автосопровождениедо самого попадания. Участие носителя на этом этапе ограничивалось сопровождением цели самолётной РЛС "ЕН" и контролем за полётом ракеты по сигналам её ответчика, осуществлявшимся оператором при выходе носителя из атаки.