Второй штурман.

Помогал первому штурману на маршруте, при выполнении бомбометания (на ранней стадии эксплуатации Ту-16 именно он и бомбил по РБП-4), вёл огонь из верхней установки, если её не отбирал КОУ и, так как в экипаже отсутствовал бортинженер, выполнял его обязанности в отношении электрооборудования самолёта. Кстати неофициально второй штурман назывался обезьянкой, из-за конструкции катапульты позволявшей вертикальные перемещения для стрельбы из пушек, работы с секстантом в верхнем положении и для других операций в нижнем. Кстати обезьянка из шутливого стихотворения о Ту-16. Помню только несколько слов из него. Звучит конечно грубовато, но это армейский юмор. «Две турбины, два крыла, два барана у руля, два невинных позади, обезьянка посредине и блудила впереди». И ещё что-то о конструкции, «и с наклоном два пэ-эна». В свете последних событий с электрикой Ту-154, привожу выдержку из инструкции экипажа, что должен делать второй штурман при возникновении такой неприятности.Как можно видеть практически никакой автоматики предусмотрено не было и этот щиток всегда вызывал постоянное внимание со стороны второго штурмана. 
Очень много штурманов было из лесной академии. Они была где-то в Московской области. Там был военка со штурманским уклоном. Выпускали штурманов-аэрофотосъёмщиков для гражданской авиации. Их было также много и у нас в Мячково на съёмочных Ил-14 и Ан-30. Затем многие уходили на обычные штурманские должности в различные авиаотряды. В армию их призывали на три года. Очень немногие писали рапорта на дальнейшую службу. В основном там, где был рядом приличный город. Я такие случаи знал в Тарту и ни одного в Воздвиженке.