Передняя пушка

На Ту-16 устанавливалось семь, шесть или пять пушек, в зависимости от модификации. На Ту-16-К11-16, на которых я летал в Тарту, было шесть пушек. В нише передней пушки стояла аппаратура системы Рица. Самолеты, оборудованные этой аппаратурой, легко определялись по перевёрнутой Т-образной антенне. В Воздвиженке я летал на разведчике, у них пушка была сохранена. Боезапас состоял из 100 снарядов. Стрелял из неё командир. На штурвале над правым кулаком можно видеть набалдашник, в котором стояла копия гашетки с Ме-109. Указательным пальцем нужно было эту гашетку перевести в нижнее положение и, после этого, можно было производить стрельбу. Пушка была установлена очень неудачно. Если правый двигатель работал выше режима малого газа, то он просто останавливался. Таким образом, перед стрельбой надо было перевести правый двигатель на МГ, а это занимало определённое время, за которое стрельба теряла смысл. Зачем она вообще была нужна в момент разработки мне не понятно. Ну не хотели же, в самом деле, на дальнем бомбардировщике штурмовать как в 41-ом году вражеские колонны. А уж обстрелять атакующий в лоб истребитель вообще полная бессмыслица. К тому же для стрельбы у командира был примитивнейший прицел, откинутый в сторону при обычных полётах. Вообще наличие такой батареи пушек на околозвуковом бомбардировщике не понятно. Американцы ещё при разработке В-47 провели ряд исследований по перехвату скоростных бомбардировщиков и пришли к выводу, что с какой бы стороны не начинался заход на цель, стрельба из стрелкового оружия начиналась под углом не более чем 30 градусов. Кстати и в КБ Ильюшина проводились такие исследования, на основании чего и оставили только одну подвижную установку. Таким образом, Ту-16 всю свою лётную жизнь таскал тонны ненужного оборудования. Справедливости ради надо сказать, что им нашли применение, зарядив переднюю пушку через снаряд диполями, а у верхней установки, таким же образом был снаряжён один ствол. Существовал даже тактический манёвр по использованию процедуры стрельбы для срыва радиолокационного захвата истребителем. Но он требовал железных нервов и отличной слаженности в действиях экипаже.

АЛЕКСАНДР МАШТАКОВ 

Про переднюю пушку на Ту-16…. 

Зарядка и разрядка передней пушки полностью вменялась в обязанности помощнику командира корабля. При поступлении сигнала тревоги, а в Воздвиженке это происходило исключительно ночью или на самом рассвете, в час волка), правак, как горностай, должен был метнуться к дежурному по части, получить у него ящичек с 6-ю (7-ю) пистолетами для всего экипажа и быстренько прибыть на самолет, где его нередко ожидали проверяющие с секундомером. Если память не изменяет, от поднятия с теплой постели до прибытия на аэродром отводилось всего 40 минут. После такого кросса правак приступал к зарядке переднего оружия. Надо было приставить лестницу к борту и открутить отверточкой) люки (патронного ящика и пушки), вставить эту же отвертку в патронный ящик, чтобы зафиксировать ленту со снарядами, раскрутить и удалить контровку (мягкая проволока диаметром примерно 1 мм), открыть крышку патронника пушки, потом убрать отвертку и лента самотеком приплывала в патронник. Немного поправив первый снаряд ленты, так чтобы он встал в посадочное место, надо было закрыть крышку патронника, закрыть все лючки и рапортовать проверяющему, что пушка заряжена. Потом правак рэбовской эскадрильи был практически свободен), разве что мог помочь техсоставу расчехлить самолет, покидать лопатой или потаскать скребком снег на стоянке, ну и если надо, то быстренько полазить с топливным пистолетом по планеру, чтобы заправить баки до нужного уровня согласно боевой задачи. Тревога шла своим чередом, на боевые Ту-16 подвешивались бомбы и изделия, командиры и штурманы уходили на постановку задачи, правак с оператором грелись в нишах капониров... Дальше занятие рабочих мест, очередная проверка проверяющими и… через некоторое время, через часа 4 -4,5 от начала тревоги, приходил долгожданный сигнал «отбой», и надо было самоль приводить в исходное состояние. Вот тут то и начиналась для правака ж…, т.е. «веселуха»: надо было быстренько разрядить переднее оружие, чтобы пораньше нарезать винта домой, переодеться в зеленку и прибыть на построение. Плановую боевую учебу и марсистко-ленинскую подготовку никто не отменял). Разрядка пушки это отдельная песня, особенно зимой. Необходимо было в обратном порядке открутить лючки, открыть крышку патронника, скрутить ленту со снарядами назад в патронный ящик и законтрить ее контровочкой. Делов то…. Но эта лента, зараза, почему то очень плохо скручивалась назад, приходилось по одному патрону ее запихивать в ящик, патроны вставали наперекосяк, лезть в ящик отказывались напрочь, и только дашь слабину, как эта лента весело лязгая и подпрыгивая выкручивалась назад к пушке. Все начиналось сначала, снаряд за снарядом запихивался в патронный ящик, очередное переклинивание, очередной веселый спуск ленты к пушке. Летом то это нормально переносилось, но зимой это тихий ужас, т.к. в варежках этой процедурой не займешься, а в меховых летных перчатках руки коченеют и отказываюся слушаться их хозяина. Ногам тоже было несладко, хоть и одеты были они в высокие полетные ботинки с унтятами , все равно то место где ступня опиралась на перекладину лестницы дубело от мороза очень сильно. В унтах по тревоге никто и не бегал, т.к. бегать в них, а эт зрелище не для слабонервных, можно поймать кондрата на середине дистанции от тяжести этой теплой обувки, а опоздание с прибытием на самоль расценивалось как измена Родине, не менее). В общем так правак и мучился с разрядкой пушки, пока Всевышний не смилостивится над ним и не даст загнать крайний снаряд в патронный ящик и законтрить эту чертову ленту…. У других владельцев пушек (у КОУ, ВСР и ШО) процесс зарядки и разрядки был намного проще, у них стояла какая то предохранительная планка из алюминия, снял ее, установил один снаряд в пушку и оружие заряжено. При разрядке вынул снаряд с патронника, установил планку и пушка разряжена. Тяжело нам правакам было есть свой хлеб). Вот такая история… 
Мне кажется не зря Туполев А.Н. не любил пушки на своих аэропланах (исторический факт), наверное тож приходилось с передней установкой на Ту-16 помучиться.

---------------------------

К счастью я миновал эту участь в Тарту, так как летал на ракетоносце, где вместо передней пушки помещалась аппаратура РИЦА. Правда, один раз заряжал верхнюю установку, но там действительно сравнительно просто. В Воздвиженке уже летал командиром и тоже не заряжал переднюю пушку. Не припомню также, что в моё время второй лётчик получал на всех пистолеты, по-моему, если и летали с оружием, то получали каждый свой. До сих пор помню номер своего Пма, 4459